Уровень жизни - У - Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауз - Словари, Энциклопедии. - Sk2-Статьи, Словари, Энциклопедии.
Четверг, 08.12.2016, 19:03

Sk2-Статьи, Словари, Энциклопедии.


 
[Расширенный поиск]


Меню раздела
А [110]
Б [307]
В [269]
Г [291]
Д [217]
Е [47]
Ж [47]
З [65]
И [48]
К [223]
Л [216]
М [416]
Н [137]
О [178]
П [533]
Р [207]
С [438]
Т [243]
У [54]
Ф [123]
Х [64]
Ц [42]
Ч [68]
Ш [81]
Щ [12]
Э [97]
Ю [23]
Я [34]







Яндекс цитирования



Словари, Энциклопедии.

Главная » Словари, Энциклопедии. » Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауз » У

Уровень жизни

18.05.2013, 20:18



Уровень жизни (экон. теория). – У. жизни (перевод англ. выражения Standart of Life) понимается обыкновенно в смысле У. потребностей. Некоторые, однако, различают эти два понятия, из которых второе имеет на английском яз. особое обозначение: Standart of Comfort пли Standart of Iiving. Понятие У. жизни, согласно этому мнению, шире: оно охватывает не только потребности, но и жизнедеятельность – проявление энергии или жизненной силы. Английский экономист Маршалл определяет Standart of Life как У. жизнедеятельности (activities) и потребностей (wants). Большинство экономистов, говоря об У. жизни, имеют в виду только У. потребностей. В таком смысле употребляется этот термин в русской экономической литературе и здесь, в дальнейшем изложении. У. жизни характеризуется как родом потребностей, так и их объемом. Можно разделить потребности, соответственно их роду, на две категории: удовлетворение одних безусловно необходимо для поддержания жизни, другие не имеют такой первостепенной важности. Если разуметь под насущными или жизненными потребностями физиологические, т. е. такие, которые обусловливаются физической природой человека, то категория их сравнительно немногочисленна, а объем невелик. Изменяясь в зависимости от естественных условий, при которых живут люди, жизненная потребности, в строгом смысле слова, всегда представляют величину весьма скромную по сравнению с совокупностью потребностей, присущих в настоящее время даже самому непритязательному человеку. Большая часть последних вытекает не из физической природы, а из культурного развития человека. Очень многие потребности, привитые культурой, до такой степени срослись с человеческой Природой, что сделались в такой же мере насущными, как и те, которые вытекают из физиологических функций человеческого организма. Поэтому невозможно точно разделить эти две категории и нужно признать, что даже жизненные или насущные потребности представляют главным образом понятие историческое, след. имеют относительный, а не абсолютный характер. Влияние культуры сказывается не только в том, что круг насущных потребностей расширяется за пределы, устанавливаемые физической природой человека, но и в том, что формы потребностей, удовлетворение которых безусловно необходимо, изменяются. Современный человек, даже стоящий на одной из низших ступеней социальной лестницы, не может обойтись без удовлетворения ряда нужд, не вытекающих из его физической природы; таковы, напр., потребности в некоторых украшениях одежды и жилища, в известных, хотя бы самых скромных развлечениях, в курении и т. п. И свои физиологические потребности он удовлетворяет иначе, чем дикарь; например содержание его пищи и самый способ питания подверглись воздействию культуры и приняли такие формы, которые, не вытекая из природы человеческого организма, стали тем не менее почти столь же необходимы, как если бы они обусловливались физиологическими данными. Культура коснулась в различной мере разных народов в разные периоды истории; поэтому и круг потребностей, признаваемых насущными, существенно изменяется по эпохам и странам. В каждую отдельную эпоху и в каждой отдельной стране он изменяется и для разных классов и групп населения. Весьма важное значение имеет также полнота удовлетворения потребностей рассматриваемой категории. Этот момент колеблется в связи с вышеуказанными условиями и может настолько изменяться, что в зависимости от него и самая потребность, получающая удовлетворение, изменяет в большей или меньшей степени свой характер; так напр. потребность в пище, принадлежащая к самым настоятельным, становится, при избыточном удовлетворении, потребностью комфорта или роскоши. В каждом обществе устанавливается на более или менее продолжительное время представление о том, какие потребности и в какой мере должны удовлетворяться для того, чтобы образ жизни людей не находился в резком противоречии с господствующим понятием о требованиях материальной и духовной культуры. Это представление определяет собою У. жизни в стране. Часть членов общества по условиям своего быта может стоять ниже У., определяемого указанным критерием, но факт господства известного представления об обстановке жизни, отвечающей минимальным требованиям культуры, показывает, что более или менее значительная часть населения живет в условиях близких к тем, которые признаются обществом нормальными. Поэтому, хотя в Англии и существует довольно большой контингент людей, живущих в обстановке, оскорбляющей элементарное чувство гуманности, тем не менее мы считаем себя в праве сказать, что уровень жизни в этой стране выше, чем например в России. У. жизни в этом смысле характеризует высоту культуры народа. У. жизни низших слоев населения определяется представлением о круге потребностей, удовлетворение которых доступно этим слоям, а также размерами и способом их удовлетворения. На более высоких ступенях социальной лестницы У. жизни определяется господствующим в данном классе общества представлением о круге потребностей, удовлетворение которых, в известной минимальной степени, необходимо для того, чтобы индивидуум мог удержаться на высоте культуры, которой он успел достигнуть и которою в данном обществе обусловливается принадлежность к известному классу или к известной группе населения.
Представление об уровне жизни отдельных классов, слоев и групп населения охватывает потребности разных категорий. Для одних сдоев общества в это представление входят только насущные потребности, при сравнительно скромном их удовлетворении, для других – ряд потребностей, начиная от насущнейших и кончая комфортом и изысканнейшею роскошью. У. жизни одних классов приближается к минимальной норме культурного существования, определяющей У. жизни в стране; другие классы живут выше этой нормы, а некоторые слои населения – ниже ее. Политическая экономия отводит понятию У. жизни видное место в учении о заработной плате. Связь между потребностями рабочего и вознаграждением за его труд была подмечена очень давно. Ад. Смит указывал на существование известного минимума, ниже которого заработная плата не может упасть на сколько-нибудь продолжительное время, потому что «человек всегда должен жить на свой заработок и вознаграждение за его труд должно быть по меньшей мере достаточно для его существования». Другой английский экономист, Торренс, отмечая ту же зависимость, утверждал, что «всюду существует общая и обычная норма заработной платы, определяемая условиями и нравами страны», и что естественная цена труда «состоит в таком количестве предметов необходимости и комфорта, какое по климатическим условиям и нравам страны требуется для существования рабочего и для того, чтобы дать ему возможность вырастить семейство, достаточное для поддержки в прежнем размере предложения труда на рынке». Рикардо, считая уровень жизни основанием «естественной цены труда», обращал внимание на изменяемость этого базиса «в различные эпохи в одной и той же стране и в очень значительной мере в различных странах». У. жизни, по мнению Рикардо, существенно меняется в зависимости от привычек и нравов народа. Мальтус также признавал, что одна из причин, обусловливающих материальное положение рабочего класса, заключается в привычках народа относительно пищи, одежды и жилища. Дж. Ст. Милль считал обычные потребности рабочего класса единственной причиной, определяющей в общем заработную плату в стране. Мак-Кёллок, подводя итог воззрениям по этому предмету, утверждал, что "различия в образе жизни рабочих приводят к таким же различиям в их заработке. Экономисты классической школы объясняли связь между У. жизни и заработной платой, отправляясь от мальтузианской теории и учения о фонде заработной платы. Согласно их взгляду на этот предмет, значительное понижение заработной платы сравнительно с уровнем жизни, при достаточной устойчивости последнего, должно вести к тому, что рабочие, не желая отказаться от привычных условий существования, будут сдерживать инстинкт размножения; таким образом через некоторый период времени сократится предложение труда и, если заработный фонд останется без изменения, то У. заработной платы должен будет повыситься. Современные экономисты объясняют упомянутое явление иначе. Устойчивый У. жизни, прочно укоренившийся в народном сознании, устанавливает между рабочими как бы молчаливое соглашение относительно минимальной платы за труд. Эта бессознательная коалиция представляет известный оплот против давления конкуренции на лиц, ищущих занятий. Английский квалифицированный рабочий, напр., твердо держится того мнения, что он и его семья не могут обойтись без белого хлеба, мяса, пива и чая; его трудно убедить, что лучше согласиться на плату, которая даст возможность питаться картофелем, чем совсем остаться без обеспеченного заработка. Он подвергнет себя лишениям безработицы и неудобствам случайного заработка, или временно станет работать поденно, как чернорабочий, или, наконец, эмигрирует, но не согласится продолжать свою обычную работу за плату, которая не обеспечит за ним привычного образа жизни. С таким свойством английских рабочих предприниматели вынуждены считаться. В этом лежит одна из главных причин того, что заработная плата устойчиво держится в Англии на высоте, обеспечивающей раз установившийся У. жизни. Все сказанное по отношению к заработной плате относится и к другим условиям, влияющим на образ жизни рабочих. В ряду таких условий имеет особенно важное значение рабочее время. Устойчивость У. жизни и его эластичность весьма различны у рабочих разных национальностей. Одни, напр., английские, особенно обученные рабочие, не станут работать за плату ниже привычного уровня жизни, но потребности их не имеют максимума; всякое увеличение заработка служит для них стимулом к более интенсивному труду и повышению У. жизни. Другие, подобно африканским неграм, не имеют определенного минимума, но обладают весьма низким максимумом потребностей; они станут работать за бесконечно малую плату, но их почти невозможно привлечь к труду, как только элементарные потребности существования удовлетворены. Как ни важен устойчивый У. жизни, тем не менее он не может служить достаточной гарантией против понижения заработной платы и ухудшения других условий труда, если рабочие не организованы, это происходит по следующим причинам: 1) У. жизни, устанавливающийся бессознательно, является недостаточно определенным; 2) даже при значительной устойчивости раз установившегося У. жизни, для рабочих может оказаться невозможным удержать его, если они разрозненны в борьбе за свои интересы; 3) У. жизни, под влиянием общего движения культуры, повышается очень медленно, между тем как улучшение условий труда может поднять его иногда очень быстро. Устойчивость У. жизни и широкое влияние его на заработную плату могут быть обеспечены только профессиональной организацией рабочих. Устройство рабочих союзов (так назыв. трэдюнионизм) восполняет недостатки, присущие инстинктивной коалиции рабочих на почве общего им У. жизни. Выражая последний в точных и однообразных условиях труда, оно дает рабочим возможность держаться определенного и единообразного минимума требований и при его помощи оценивать значение новых предложений со стороны работодателей. Кроме того, рабочие союзы выработали ряд способов, при помощи которых они влияют на условия работы, поддерживая таким образом раз установившийся У. жизни и содействуя его повышению. В новейшее время получает все большее признание мысль, что заработная плата должна соответствовать У. жизни рабочего. Это так назыв. «жизненная плата за труд» – living wage. Известный вождь английских рабочих Том Мэн определил ее как плату достаточную для того, чтобы рабочий мог жить в условиях, признаваемых по обычному мерилу удовлетворительными. Осуществление этого требования представляет на практике значительные затруднения; не смотря на это, принцип living wage получил в Англии признание в государственном и муниципальном хозяйстве. 13 февраля 1891 г. нижняя палата высказалась против того, чтобы правительство, в качестве работодателя, стремилось пользоваться наемным трудом по возможно дешевой цене; 6 марта 1893 г. та же палата заявила, что по ее мнению никто в мастерских морского ведомства не должен получать такой платы за свой труд, которая не была бы достаточна для приличного существования. В области муниципального самоуправления тот же взгляд на У. жизни, как на основание для нормальной платы за труд, был выдвинут еще раньше. В 1889 г. на эту точку зрения стал лондонский графский (городской) совет, а затем его примеру последовал ряд других городов. Увеличение заработной платы, обусловленное повышением У. жизни, может проистекать из двух источников: если повышение У. жизни приводит к усилению производительности труда, то прирост заработка покрывается из прироста дохода; в противном случае увеличение платы за труд может быть покрыто только на счет доходов других классов общества.
Литература, Отдельные замечания разбросаны в сочинениях Смита, Рикардо и др. О классической литературе см. Саппап, «A History of the Theories of Prodtiction and Distribution in English Pol. Ec. 1776 – 1848». Из современных экономистов см. А. Marshall, «Principles of Economies»; его же, «Elements of Economies of Industry»; Fr. Walker, «The wages Question»; Webb, «Industrial Democracy» (2-й т.), в русском переводе – «Теория и практика английского трэдюонизма»; Н. V. Nostiz, «Das Aufsteigen des Arbeiterstandes in England» (1900); ст. «Standard of Life» в экономическом словаре Palgrave.
А. Мануилов.
Категория: У | Добавил: snimu
Просмотров: 32 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0



Генон - удобный поиск ответов на вопросы